Кожуркин

18.10.2013 at 21:00 Оставьте комментарий

Опять. Темнота. На этот раз еще и невесомость. Да, сколько раз меня пытались укокошить — я уже со счета сбился. Налоговику четвертой категории не привыкать.Смутно подозреваю, что это тот же контейнер. Только в открытом космосе. Видимо, появление грушников многих напугало. Разберемся позже. Жена далеко, криокамера испорчена, кислорода немного. Хорошо, что контейнер имеет элементарные механизмы защиты — для сохранения перевозимых товаров. Давление воздуха и приемлемую температуру он обеспечивает. Нужно выбираться. Только некуда.

***

Что может быть страшнее пустоты в открытом космосе? Куда ужаснее, сидя в стандартном грузовом контейнере, почувствовать первые признаки гравитации. Кажется, что рядом планета и контейнер благополучно на нее опустится. Ну, ну. Рядом может быть астеройд без атмосферы, звезда, планета-гигант без твердой поверхности зато с адской гравитацией. Стандартные контейнеры выдерживают сброс на планету земного типа. Только люди в них не летают. Посему, система торможения при спуске самая элементарная. Помимо меня тут китайская криокамера и туалетная бумага. Не знаю, что меня больше выручит из этого. Если еще выручит. А гравитация все нарастает

***

Я знал, что китайцы продуманы. Засунуть в криокамеру балон с застывающей пеной, здорово. Только вот как выбираться? Интересно, о чем думал инженер, когда
такое разрабатывал. Что тело немедленно извлекут из капсулы, до того, как человек задохнется? Вот только кто? Вот, если человек грохнулся неизвестно куда в консервной банке, залит застывшей пеной, лежит и ждет. Ждет и ждет. В неизвестном квадрате бесконечного космоса.
Цианид. Тут должна быть ампула с коротенькой иголочкой. Рука чуть двигается, справа специальный кормашек. Пусто. Глупый вопрос, но все же, кому понадобилась ампула с ядом? Продали, наверняка. По дешевке — яд не разлагается, чтобы патологоанатом при необходимости точно установил причину смерти. Так, это еще что? Свет? Откуда?

***

Да, все же это планета земного типа. Насколько я успел разглядеть — безжизненная пустыня. Из-за большой удаленности от своей звезды тут вечный сумрак. Впрочем, меня куда больше беспокоит мой новый спутник, который вскрыл контейнер и перетащил мою криокамеру в свой транспорт. Службы спасения на таких планетах нет. Зато, есть мусорщики, пираты, что почти одно и то же, дезертиры и прочие отбросы. Вовсе не обязательно люди.
Вот и этот тип — походка выдает гуманойда, потертый защитный костюм, списанное лет 30 назад транспортное судно. Все в пыли, никаких опозновательных знаков. Такой может порезать на органы в исследовательских целях, попыпаться стрясти выкуп, пустить на переработку белка. Рабства в подобных звездных системах нет, дройды здесь дешевле воды. Мерно шумит система воздухообмена, старый транспорт покачиваясь несет нас над поверхностью серой планеты. Можно немного подремать.

***

Жжужжит, неприятно-то как. Медицинский дройд прошлого века. Серый и пыльный, как и все здесь. Похоже на базу. Старую и неухоженную геологическую базу, обычно используемую для добычи ископаемых на дальних планетах при минимуме вложений.
Дройд благополучно извлек меня из моего кокона и приводит в чувство атрофировавшиеся мышцы.с чего вдруг гуманойду спасать чиновника вдали от сил Альянса? Потратить столько топлива на полет к контейнеру и обратно, выделить дройда, оборудовать камеру с подходящей атмосферой. Невероятно, дройд тащит еду! Космическая баланда — белок с витаминами, почти лишенный вкуса, а сейчас для меня такое блюдо не хуже деликатеса. Наверно, принял меня за инспектора. А вот и мой спаситель. Без защитного костюма за прозрачной стенкой камеры стоит торинец. Очень распространенная раса на подобных системах. Живут отшельниками или небольшими группами, зарабатывают продажей ресурсов. Один торинец может с помощью роботов контролировать целую звездную систему, добыча ископаемых ведется в автоматическом режиме, нужно лишь поддерживать технику в рабочем состоянии. Внешне неприятная раса, морщинистые, с ноздрями на щеках, блеклым цветом кожи. Сразу бросаются в глаза длинные пальцы на руках и непередаваемый глубокий взгляд красноватых, крупных глаз. Дройд протягивает мне наушник. Интересно, как ему дали приказ, если торинец не пошевелился?

***

Механический голос из древнего самодельного динамика, прикрепленного к уху, прошипел вполне понятную фразу:
— Приветствую. Меня зовут Джон. Как Ваше самочувствие?
Я улыбнулся. Джон. Имена многих рас непереводимы на языки людей. Переводчик заменяет их понятным человеку аналогом.
— Все в норме. Меня зовут Кожуркин Петр Петрович, я налоговый инспектор. Потерпел крушение. Почему Вы помогли мне? Это было весьма затратно в Ваших условиях.
— Вы мне все компенсируете и еще прибыль принесете. Мне нужна лицензия на геологические работы и монополия в пределах этой звездной системы. Торинцы не летают на планеты Альянса, а иначе лицензию не получить. Вы сделаете все за меня, Петр Петрович.
— С чего такая уверенность?
— У меня есть информация, которая нужна Вашей расе. Она может изменить соотношение сил внутри Альянса.
— Что такого не известно людям об этом секторе?
— Я засек 5 тяжелых крейсеров расы араков с заряженными на полную мощность планетарными энергоустановками.
Вот это поворот! Араки на границе сферы влияния Альянса проводят непонятные манипуляции с энергией, которой вполне достаточно для разрушения половины галактики. Причем, в тайне от прочих членов Альянса.
— Мне нужна связь с ГРУ.

***

Теперь все встает на свои места. Джон планирует меня использовать в своих целях. Вот никакого желания разбираться с араками, да еще обивать пороги ради Джона я не испытываю. Нужно просто связаться с Альянсом.
— Так что со связью?
— Обычная планетарная связь. Мы в дальнем космосе, неподалеку от границы влияния Альянса. Сами понимаете, никаких излишков, никаких удобств.
Все верно. Пограничные системы, подобные этой, отделяют ближний, обжитый многими расами космос, от бездны мертвых миров. Связь с центром осуществляется посредством одной из планет — административного центра звездной системы. На ней ведут службу несколько офицеров космофлота. Планета оснащена оборудованием галактической связи. Основная проблема связи заключается в скорости света. Радиоволны летят со скоростью света, но, когда до получателя сигнала световые годы, радиоволна превращается в «крик в пустоту». Чтобы оперативно передавать информацию на таких расстояниях, ее в виде радиоволн переводят на уровень низкой энергии. Растворившись в реликтовом излучении Вселенной, информация приобретает свойство мгновенного распространения, нарушая законы физики. Этот феномен открыли чуть более 150 лет назад. Только нужно связаться с главной планетой.
Дройд уже послушно тащит потертый ПК. На вид аппарату лет 40, батареи должно хватить еще лет на сто. Устройство одевается на запястье левой руки, занимает место от локтевого сгиба до запястья. Надевая аппарат, заметил нацарапанное с внутренней стороны корпуса слово «крайтон». Теперь нужно приложить палец с вживленным инфочипом. Заработал, уже радует. «Кожуркин П.П., немедленно явитесь в административный центр Зата для идентификации личности. Ваше устройство было взломано, необходимо персональное подтверждение. Использование расчипованных коммуникаторов карается по закону.»

***

Придется посетить планету Зата. Интересно, что административный центр всегда имеет наименование, тогда как иные планеты в подобных системах обозначаются цифрами.
— Подбросишь до центра, Джон?
— Некогда. Очередной генератор полетел, добыча руды простаивает, скоро прибудет скупщик. Лети в капсуле.
Вот и кончились любезности. Капсула — малая ракета на одного человека. В ней не развернуться, летит автопилотом, пассажир спит в анабеозе. Самый дешевый транспорт дальних систем.
— Мне потребуется снаряжение.
Дройды тащат защитный костюм. Универсальная вещь, помогает многим расам. Минимум удобства — максимум возможностей. Придется прогуляться до капсулы. Немного жутковато входить в шлюз. Знаешь, что за ним мертвая пустыня, в которой человек мгновенно погибнет. Вечный покой, во всем великолепии.

***

— Ты готов?
— Да, все в порядке, Джон.
Панель шлюза медленно отползает в сторону. Датчики костюма молчат. Впрочем, им столько лет, что вполне возможен отказ оборудования. Заставляет понервничать. Планета тихая. Хотя внешний микрофон фиксирует мерный гул механизмов базы, поражает эта спокойная внешняя тишина. Ветра нет. Навигатор прокладывает маршрут. До капсулы идти около двух километров. Страшновато в такой экипировке бегать по мертвому миру. Атмосфера разряженная, -70 градусов Цельсия, кислорода меньше 3%, зато есть пары кислот. Местность вокруг базы Джона холмистая, заметно, что под базой грунт ровнялся искусственно. Полумрак и пыль. Звезды, очень ярко мерцают звезды, такие же одинокие, как и эта потеренная во Вселенной звездная система.
Какого черта? Невероятно, мелькнула тень! Здесь, да еще с такой скоростью! Радар молчит. Датчик тепла и шума тоже. Еще одна, теперь уже с другой стороны. Я здесь не один. Это убежало за холм, в полумраке сложно было разглядеть внешний вид. Последовать за ними? Если бы была опасность, Джон сказал бы. Медленно и осторожно пробираюсь к вершине холма, за который убежало нечто из мертвого мира. За холмом, в небольшой лощине, покачивалась небольшая рощица странных серых кактусов. Растения неестественно покачивались. Насколько хватало видимости — вокруг больше ничего не было. Внезапно, вся рощица, как по команде, вырвалась от земли и разбежалась по ближайшим холмам. Несколько особей, ростом в метр пятьдесят, похожие конечностями на земных богомолов, пронеслись совсем рядом, едва меня не задев.
— Джон, — рация в костюме на удивление работала, — чтоб тебя, ты что за живность тут разводишь?
— А, это не живность. Аборигены. Живые растения, живут племенами, питаются минералами из лощин. Им жизненно важны осадки, которых тут почти не бывает, вот они и бегают по огромным пустыням, в поисках бесценных капель. Иногда воюют, совсем как вы, люди.
Датчик в костюме подсказал, что капсула окончательно собрана и готова к старту. Надо было сваливать, пока стечение обстоятельств не превратило меня в минеральный корм для местных аборигенов.
После космофлота межпланетная капсула смотрится совсем убого. Высотой с пятиэтажку, ракета на дешевом топливе, место но одну криокамеру. Забравшись по лестнице устраиваюсь в уже привычный кокон для анабиоза. Джон приятно удивил, криокамера не моя, причем относительно новая, даже цианид на месте. Вибрация красноречивее надписей говорит о начале подготовки к старту. Шлюзы задраены, маршрут подтвержден, в кровь поступает смесь для криосна, сквозь пелену мозг еще фиксирует отсчет:
5…
4…
3…
2…

***

Зачем так ковыряться в моем ухе? Да, вновь медицинский дройд. Не намного новее того, у Джона. — Представьтесь, пожалуйста. — Кожуркин Петр Петрович. Читай инфочип, голова болит после криосна.
— Где Вы родились?
— В аду! Отстань.
— К какой расе Вы себя относите?
Это карантин. Проверяют на психофизическое состояние, наличие паразитов, идентификация личности по медицинским данным.
— Позови людей. Задолбал.
Через час появилась девушка в форме со скучающими глазами. Место офицера на дальних системах — одно из последних мест во Вселенной.
— Меня зовут офицер Трыльник Галина Ивановна. Вам необходимо сделать подробный отчет о всем произошедшем. Для начала, разберемся с анкетами. Итак, где Вы родились?…
Спустя 3 часа упорного анкетирования мне дали доступ к системе информационного обмена планеты Зата. Коммуникатор заработал, но из карантина меня не выпустили. Спустя минуту, после включения коммуникатора развернулся портативный галограф и появилось искаженное гневом лицо:
— Кожуркин!!! Твою мать, Кожуркин! Ты жив, скотина! Кожуркин! Отвечай!

***

— Скотина, Кожуркин! Ты жив там еще? Каким шатлом тебя забросило в дальние системы? — сегодня Никонор Исаакович особенно не в духе. С учетом того, что я адронным фугасом разнес его коттедж, это не удивительно.
— Все в порядке, я уже вылетаю на работу.
— Куда это ты вылетаешь? Я тебя на днях уволю! Что за несанкционированная проверка Лунных доков? Радуйся, что живой еще.
Да, еще живой. Надолго ли. Вот, опять. Сирена. К орбите Зата приближался корабль, на борту которого летел очень дорогой мне человек.

***

Корабль ГРУ Альянса «Крузенштерн» держал курс на орбиту планеты Зата. В полутемной рубке, окрашенной отблесками светящихся индикаторов, работало несколько офицеров, считывающих информацию с экранных галографов. Капитанское кресло пустовало, что было нормой на кораблях подобного типа. В условиях дальнего перелета на сверхскоростях или при вооруженных столкновениях в открытом космосе с высокоразвитыми расами у человеческого мозга нет шансов на своевременное принятие решения. Должность капитана занимал «Аристотель» — синтез электроники и человеческого разума, взятого вместе с мозгом у добровольцев, умерших при несчастных случаях. Рядом с катитанским креслом стояла Мария Кожуркина-Зверюгина. На этот раз, взгляд её зеленых глаз, обычно мягкий и легкий, нетерпеливо бегал по выводимым на галограф данным. В интонациях голоса, в движениях, казалось, даже в офицерской форме сквозило напряжение и сосредоточенность. Такое можно увидеть весьма редко, тем более у представителей высшего офицерского состава ГРУ.
— Вы не передумали, Мария Николаевна? Зата не обозначена как следующая цель маршрута. — Аристотель попытался напомнить о степени секретности миссии.
— Нет, все верно. Подготовить челнок для спуска, корабль вывести на орбиту, организуйте допуск к инспекции офицерского состава Зата.
Ее рука машинально легла на рукоять бластера. Впереди, на поверхности планеты, галограф отчетливо указывал точку, обозначенную «Кожуркин П.П.».

***

Шлюз медицинского отсека распахнулся, впустив двух девушек. Мария Зверюгина-Кожуркина во всю инспектировала офицерский состав космофлота Альянса.
— Галина Ивановна, вот у Вас человек в карантине, налоговый инспектор IV категории. Почему не доложили по форме? Где надлежащая форма для инспектора? Сколько времени от тут находится?
— Эмм, уже… сейчас. Вот, карантин окончен!
— Как и Ваша карьера, да? Дежурный офицер пьян, площадки космодрома заносит пылью, компьютер информирует о энергопатерях в системах жизнеобеспечения. Полагаете, дальние рубежи не инспектируются?

Конечно, инспекции в лице офицерского состава ГРУ на Зата никто не ожидал. ГРУ Альянса состоит из прошедших специальный отбор офицеров. Отбор начинается в глубоком детстве и сопровождается ежедневными тренировками. Целью всего этого является человек без модификаций, как генных, так и нейронных, при этом не уступающий модифицированным собратьям по всем параметрам. Таких офицеров всего около пятидесяти, среди людей, кто-то уходит на пенсию, кто-то еще проходит подготовку. Другие расы аналогичным образом готовят своих офицеров. ГРУ Альянса представлен всеми пятью расами и предназначен для контроля за исполнением взаимных обязательств рас — участников Альянса.
Мария, наконец, посмотрела на меня.
— Оставьте нас, Галина Ивановна.

***

— Вот как, как можно было умудриться в ходе проверки доков оказаться на границе Альянса? Зата, это же последняя система, дальше неизученные системы без признаков развитых существ! Только у тебя так может получится.
— Я тоже рад тебя видеть, Маша.

Пока я обнимал супругу, дройд выдвинул из стены два кресла. Видимо на автоматические не хватило финансирования.

— А еще я посидел в контейнере, запечатанным в криокапсуле, шлепнулся с орбиты на голову местного промышленника. Кстати, у меня информация о странной активности араков в окрестностях Зата. Говорят о невероятной концентрации энергоносителей.
— Хватит уже о работе! Если бы я хотела, чтобы ты играл в вояку, ты бы уже служил на космофлоте. Только вот оттуда многие не возвращаются, каждый полет несет в себе риск, ты же знаешь. Что тебя дернуло искать эту баржу?

Конечно, я знаю о риске. Ведь летает она. Повышенная секретность, повышенная опасность, постоянные коммандировки. А у меня — бумага, офисы. Канцелярские крысы. Даже отвлечься нечем. Лишь холодные звезды смотрят сверху.

— Я нечасто летаю. Нужно было развеяться. Да и повышение охота. Кстати, меня скинули, кажется, с одного из звездолетов. Ничего не видела по радарам? У вас они половину освоенных систем покрывают.
— Что-то там летело. Хорошо, что напомнил, тут недалеко один из звездолетов космофлота ожидает инспекцию. Придется тебя взять с собой.

Реклама

Entry filed under: Про всё. Tags: .

Тест номер 2 Кожуркин. «Imperium»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Subscribe to the comments via RSS Feed


Предупреждение 18+

Все записи считать художественным вымыслом, либо личным мнением автора, любые возможные риски использования предоставленной информации возложены на читателей.

Follow Записки Оренбуржца on WordPress.com

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.


%d такие блоггеры, как: